На главную

Вадим Яковлев: «К кофе я отношусь безобразно хорошо». Часть 2

Сегодня мы публикуем вторую часть беседы с известным актером театра и кино Вадимом Яковлевым, в которой он, в частности, расскажет о своих ролях и об отношении к кофе.

- Вадим Васильевич, А у Вас есть любимая роль в театре, в кино?

- В театре, пожалуй, Тригорин в «Чайке». Хотя были и другие, этапные работы. Но это этапы возраста что ли. А что касается осмысленной, на мой взгляд, умной и законченной работы – она была как раз в «Чайке», поставленной Геннадием Михайловичем Опорковым. Спектакль уникальный. Мы играли его на малой сцене, в зале на сто зрителей. А в кино такой ролью для меня стала главная роль в фильме «Долгие версты войны», трехсерийная белорусская картина по Василю Быкову. В ней я играл Ананьева. На одном из фестивалей я получил за нее приз в номинации «Лучшая роль года». Да и материал изначально был хороший.  Причем Быкову показывали пробы, и писатель остановился на моей кандидатуре. Надо сказать, что он был угрюмым человеком, но ему понравилось, то, как я играл, да и мне интересно было. Как-то все легко схватилось. А так в кино трудно. Там конвейер, весь процесс съемок поставлен на поток. Актер же находится на седьмом, восьмом плане. Главный – режиссер, оператор, сценарист, а не актер.

- Речь только о нынешней ситуации?

- И раньше так было. Все равно важна картинка, а, значит, многое зависит от работы оператора, от того, как он снимет. От режиссера, от того, как он смонтирует. Помню, была одна сложная картина, не хочу говорить, как она называлась. В этом фильме я играл вместе с Еленой Драпеко. Вся картина практически на двоих. По сценарию у нас сложные отношения. Действие происходит где-то в горах, на Памире, на метеостанции. Так вот, в задумчивости, чтобы как-то разнообразить бесконечные проходы по веранде, я взял стоявшую там табуретку и водрузил ее себе на голову, ножками вверх. Потом при монтаже у режиссера не хватало материала, и он дублей шесть вставил в картину с этим проходом и табуреткой на голове. А получилось, что я, как идиот, мимо определенного места иначе, как с табуреткой на голове и пройти не могу. Вот такие подставы бывают, когда актера просто делают глупым.

- Вы как-то говорили, что золотые времена театра и кино прошли. Действительно так?

-  Абсолютно. Что касается театра, то все довольно просто. Как только государство нас бросило, прекратило дотировать театр, театру приходится зарабатывать деньги. Раньше у нас была масса прекрасных спектаклей, на которых аншлага не может быть вообще. Тем более в нашем громадном зале. Это спектакли тонкие, не рассчитанные на массовую аудиторию. И вообще, я считаю, что время, когда Опорков работал в «Балтийском Доме», было  золотым периодом, как для Геннадия Михайловича, так и для нашего театра. Да, поначалу залы были пустые, но потом на эти спектакли стали ходить. Мы приучали зрителя к умному, серьезному театру, хотя на площадке «Балтийского Дома» это довольно сложно. У нас ведь не камерный театр. Вот почему Опорков в свое время и открыл малую сцену. Ему нужен был уют, общение со зрителем. Однако как только возникает ситуация, в которой театру нужно зарабатывать деньги, так кончается искусство и начинается ширпотреб. Что сейчас и происходит. Популярные актеры теперь в основном в антрепризах заняты. И не играют в своих театрах. Зачем? Ведь в антрепризе можно и заработать хорошо, и моральную травму не получить, выходя на пустой зал. Зрителя приучить было очень сложно к нормальному театру, а отучить – это пару пустяков. Сыграть какую-нибудь ерунду, на которую валом повалят, и они уже не пойдут смотреть что-нибудь серьезное.

- А в кино та же ситуация?

- Да. Хотя есть фильмы, для которых находятся спонсоры, на которые отпускают нормальные деньги и можно заниматься искусством. Я сейчас попал на такую картину – «Поезд» Алексея Учителя. Она снималась как в добрые старые времена. Мы ее еще не озвучили, но снимали очень подробно, по-настоящему. Думаю, в итоге получится достойная картина. У меня там небольшая роль. Но я видел, как снимается фильм. Вот только один пример. У нас маленькая сценка с Александром Башировым. На первом плане. Пустяк. Ночные съемки. За нами был выстроенный поселок, 300 (!) человек массовки с кострами. И эта маленькая сценка снималась не один день. Каждый кадр продумывался, выстраивался до мельчайших деталей. Естественно, при таланте и таком подходе будет качество.

- Теперь, если позволите, несколько личных вопросов. Кто такой актер и человек Вадим Яковлев?

- Не могу сказать. Мне трудно отстраниться. Понимаю, что я неплохой артист. Сейчас, тем более, сейчас, стал очень разборчив и уже не играю все подряд, понимая, что мне это не надо. И, в общем-то, сдерживаю себя от каких-то непотребных халтур и ролей, которые можно играть, а можно и не играть.

- Какие качества Вы больше всего цените в людях?

- Ценю спокойствие. Недерганье. Все, как мне кажется, надо делать, подумав. Хотя это не всегда удается. Иногда спохватываешься и понимаешь, что этого не стоило делать или говорить. Но с возрастом уже начал осознавать, что можно, а что нельзя. Нельзя, не потому что мне станет плохо, или я пострадаю от этого. Я стал более снисходительно относиться к людям, которые ошибаются. Сейчас абсолютно ни кого, ни за что не корю. Ведь обстоятельства у всех складываются по-разному. Мало ли, что в этот момент было у человека в душе. Все можно понять.

- Вадим Васильевич, если остается время на отдых, как предпочитаете отдыхать?

- Мне в принципе ничего особенного не надо. Кровать да мягкую подушку, чтобы шея не болела, и, может быть, судоку. Кроссворды я тоже проходил. Но там что-то вспоминать надо. А в судоку циферка должна занять строго определенное место, которое просто нужно найти. Никаких тебе эмоций, переживаний. Причем, если она не «ложится», всегда виноват я, это точно. Вот почему судоку – самая лучшая из всех головоломок. Она, по-моему, схожа с вязанием. Я, кстати, в свое время очень любил вязать. Петелька, крючочек… А потом у нас была еще вязальная машина, на которой связал жене платье. К сожалению, оно не сохранилось.

- А как Вы относитесь к кофе?

- К кофе я отношусь безобразно хорошо. Потому что пью его, не разбирая, какой кофе – заварной или растворимый, какого он качества. В принципе, мне уже все равно. Однако когда я нарываюсь на хороший кофе, то понимаю, что он качественный и могу его по достоинству оценить.

- Какой напиток предпочитаете?

- Эспрессо или американо. Хотя это все изыски. Знаете, у меня долго стояла дома кофеварка, в которой не срабатывал клапан. Но я рукастый – разобрал ее, прочистил. В результате она заработала, и теперь, когда есть на пять минут больше, я делаю себе эспрессо. Была, когда-то еще фильтровая кофеварка, но это не то. А вот кофеварка для приготовления эспрессо – другое дело.

Фото: Максим Шадрин, www.shadrin.net

 


Вернуться к списку Обсудить в гостевой книге

КОФЕЙНЫЕ НОВОСТИ

04 декабря 2015

«СЕВЕРНАЯ ЗВЕЗДА 2015» взойдет с 5 по 6 декабря

Уже в ближайшие выходные в Санкт-Петербурге в восьмой раз пройдет Международный Кубок Бариста «Северная Звезда». Любителей кофе ждет настоящий кофейный марафон на территории арт-пространства Welcome loft (Невский пр., дом 48, 3-й этаж) – в течение двух дней все желающие смогут набллюдать за открытыми соревнованиями тех, кто сделал приготовление кофе своей профессией и частью жизни.


Подробнее...

25 октября 2015

В Театре Эстрады представят "Кабаре "Медведь"

Совсем скоро, 30 октября, на сцене Театра Эстрады зрители увидят, без преувеличения, уникальный спектакль "Кабаре "Медведь". Он познакомит с историей эстрадного жанра - от зарождения до современных реалий.


Подробнее...

08 октября 2015

Жанна д'Арк на сцене Театра Эстрады

Уже в ближайшую пятницу, 09 октября, в петербургском Театре Эстрады, зрители увидят удивительный по своей атмосфере и настроению спектакль "Легенда о Жанне д'Арк". 


Подробнее...

26 сентября 2015

«Два рояля» зазвучат в Театре Эстрады

Сегодня, 26 сентября, в Театре Эстрады имени Аркадия Райкина с концертной программой "ДВА РОЯЛЯ" выступит народный артист России, знаменитый джазовый музыкант и композитор Давид Голощекин.


Подробнее...

" preview=