На главную http://www.coffeehit.ru


Перепечатка материалов без ссылки ЗАПРЕЩЕНА.

Владимир Литвинов: "Я - персонаж в поисках автора". Часть II

Сегодня мы публикуем вторую часть беседы с популярным актером Влалимиром Литвиновым, в которой он, в частности расскажет о том, как складывалась его жизнь в кинематографе...

- Владимир Устинович, в Вашей фильмографии более семидесяти разных работ. Какая из них стала для Вас определяющей в профессии и максимально показала Ваши возможности?

- Одну из таких ролей я сыграл в фильме "За все заплачено". Кстати, автор сценария этой картины Александр Проханов, ныне известный политический деятель, писатель.
Кто-то, наверняка, скажет, что, лента несовершенна. Возможно и так. Не исключаю, что режиссер картины, Алексей Салтыков, когда-то снявший знаменитый советский фильм "Председатель", уже был не в лучшей творческой форме, но все равно в работе он проявлял те качества, по которым было понятно - перед тобой крупный человек в киноискусстве. Я с таким столкнулся впервые в жизни. Алексей Александрович понимал: нужно показать все грани характера героя, не в статике, а в развитии. Так, чтобы герой был объемным, а не плоским. Салтыков мыслил образами. Например, объясняя мне мотивы поступков и эмоций главного героя - человека, вернувшегося домой после афганской войны - режиссер описывал его, как выжженного внутри человека, у которого именно из-за пережитого в Афганистане уверенный и одновременно зловещий взгляд. И именно отсюда, из этого взгляда, рождается ощущение силы и покоя. Возникает человек, которого не испугать, который уже свое отбоялся. Этот фильм, кстати, стал первой художественной лентой об афганских событиях, снимавшейся во времена перестройки. Поэтому роль была для меня интересной и стала знаковой, памятной.

Было еще одно неплохое телевизионное кино "Хочу сделать признание", снимавшееся в те годы, когда все на телевидении менялось. Его показали только раз и положили на полку, потому что изменился формат ТВ. В основе картины хорошая литература, повесть украинского писателя Юрия Мушкетика о человеке, который после войны вернулся с чувством вины, поскольку из-за него погиб односельчанин, его близкий друг. Вернувшись домой он пытается заменить отца маленькому сыну своего погибшего товарища. Но мальчишка тоже по трагической случайности гибнет. И у главного героя возникает ощущение, что его преследует злой рок. В общем, материал интересный. И я считаю эту свою актерскую работу хорошей. Знаете, мне всегда было важно, о чем фильм, что играть.

Сейчас, когда снимаюсь в современных сериалах, понимаю, что - это нечто иное. Драматургически - ни что иное, как клише и некая схема. Я, конечно, пытаюсь сделать образ глубже, но, увы, это не всегда возможно.

Знаете, я иногда с иронией отношусь к современным драмам и сериалам. Но, если есть тема, есть любопытный персонаж, контуры судьбы, человек в неоднозначной жизненной ситуации, мне это интересно.

- Как Вам удалось не стать актером одной роли, хотя после выхода на экраны фильма "Телохранитель", а позже "Золота партии" это, согласитесь, казалось вполне возможно?

- Эти роли действительно стали для меня визитной карточкой. И после выхода названных фильмов мне начали часто предлагать роли военных, офицеров армии и спецслужб, и уже играю полковников и генералов, как в сериале "Тайная стража", в котором мой герой - заместитель руководителя ФСБ. Но опять же в этой картине работа мне была интересна, потому что я увидел любопытную тему в развитии - тему ответственности человека, занимающего высокий пост. Передо мной стояла цель показать не чванливого, самоуверенного, самонадеянного человека, а профессионала, который понимает, что ему нужно выполнить поставленную задачу, предотвратить теракт.

Да, у него на столе телефоны правительственной связи, но ему необходимо сделать непростой выбор. Он задается вопросом: "Кто мне поможет?". И осознает, что никто. Именно через эту роль я понял, что значит занимать высокую должность и изменил свое отношение к таким людям. Теперь я представляю, какой груз ответственности они несут.

- Владимир Устинович, судя по количеству и качеству ролей, по тому, как их играете, сейчас Вы переживаете очередной пик популярности. А помните, как в первый раз удалось справиться с пресловутыми медными трубами? Соблазн-то, наверняка, был велик...

- Когда медные трубы заиграли в мою честь впервые (улыбается), я уже был взрослым. Если бы мне было 25-30 лет, то голова вполне могла бы закружиться, а поскольку известность пришла позже, уже ближе к сорока годам, то и воспринималась она иначе.

К тому же, все это связано с общим мировоззрением, взглядами на жизнь. С трудом представляю себя в кресле юбиляра, которому с официальными лицами зачитывают поздравительные телеграммы. А еще предвижу реакцию людей, которых уважаю.

- В одном из интервью Вы как-то сказали, что любая роль - даже в сериале - это, прежде всего, работа, и от нее не отказываетесь, потому что нужно кормить семью. Если повезло с материалом, и он по-настоящему глубокий - здорово, а если нет, значит, нет.

- Сейчас приходится слышать: мы создаем нечто высокохудожественное, а вы - ремесленники, снимаетесь, в каких-то непонятных сериалах. Такой, своего рода, профессиональный снобизм. Признаюсь, было время, и я придерживался похожего мнения.

Но, как я уже сказал в самом начале нашего разговора, для меня важна жизнь. Моя судьба - это семья, в которой трое детей разного возраста. Самой младшей дочери, Аксинье, шесть с половиной лет. Я ее называю Ася-душегрейка. Слышали бы Вы с каким придыханием она говорит слово "папа". И поэтому вопрос, соглашаться работать или нет, не стоит.

Да, есть такая расхожая громкая фраза: "Положить свою жизнь на алтарь искусства!". Честно скажу, я к этому не готов.

- Владимир Устинович, а что может Вас заставить отказаться от роли?

- Пожалуй, откровенная пошлость предлагаемого материала. Не возьмусь, например, играть какого-нибудь мерзоида, педофила. Кто-то может сказать: "Это же так интересно с актерской точки зрения". А я отвечу: "Нет, не надо. Это, без меня!". К тому же, мои психофизические данные к подобным предложениям не располагают.

Продолжение следует...

Текст: Алексей Журавлев

Фото: из личного архива Владимира Литвинова


Вернуться к списку Обсудить в гостевой книге